КостромаВт, 21 сентября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Наша задача – закрепить наши уникальные компетенции

Наша задача – закрепить наши уникальные компетенции
#Интервью

https://kostroma.today/wp-content/uploads/2021/12/b1l-m-hsffo-900x506.jpg

За последние годы онкослужба Костромского региона заметно изменилась. Это признают как пациенты, которые на себе почувствовали перемены, так и ведущие российские специалисты в этой области.

Отгремело в СМИ торжественное открытие современного онкологического центра, соответствующего мировым стандартам. Как первые пациенты уже смогли пройти процедуру на новых линейных ускорителях, которые бьют точно в опухоль, не повреждая здоровые ткани. Высококлассное оборудование, аналогов в России существует не более 10.

В полной мере раскрылась слава региональных онкологов, когда на базе Костромского онкодиспансера провели очередную хирургическую операцию по удалению неоперабельной злокачественной опухоли печени с использованием новых технологий. В мировой медицине насчитывается немногим более сотни подобных вмешательств.

Достичь ощутимых результатов удалось благодаря приходу в медучреждение новой команды под руководством главного врача Владимира Унгуряна.

Владимир Михайлович, открытие нового корпуса прошло, какие ваши ощущения перед стартом?
Это приятная усталость. Все мы на таком повышенном режиме работы находимся давно. Потому что открытие — это лишь официальная часть. На тот момент мы уже работали. Большинство структурных подразделений были запущены до перерезания ленточки. Это правильная позиция, потому что нужно открывать работающее учреждение, а не стены. Большая часть персонала была без выходных фактически месяц. Мы не могли, с одной стороны, остановить лечебный процесс, с другой стороны, нужно было перевозить в новый корпус инвентарь. Сначала «отмываться», все дезинфицировать, перевозить оборудование, все устанавливать.
Это серьезная работа. Сегодня, конечно, все воодушевлены с точки зрения того, что обрели новый дом, новые условия, новые возможности.

Владимир Михайлович, как вы оцениваете работу собранной вами команды за последние пять лет?

Когда ты соглашаешься и берешь на себя ношу руководителя крупного медицинского учреждения, ты понимаешь, что должны быть определенные планы. Конечно, они должны быть амбициозными, чтобы преображать эту службу. Но чтобы предвосхитить те события, которые произошли в 2018 году, об этом тогда мы и не мечтали.

В 2018 году Президентом Владимиром Путиным была инициирована специальная онкологическая программа, на которую выделялось большое количество ресурсов. Так получилось, что помимо ресурсов, которые выделились всем регионам, наш проект по реанимированию крупного инфраструктурного объекта в виде онкоцентра получил дополнительную поддержку. Нам повезло. Мы включились в эту работу. У нас были сумасшедшие сроки, которые поставило нам руководство. И, конечно, предположить это в 2016 году было просто невозможно.

На тот момент у нас были другие планы. Мы заходили на проекты, связанные с реконструкцией операционных. Вынашивали проект по онкологической поликлинике, который и сейчас реализуется, были и другие планы. Но чтобы это было такое масштабное переоснащение, строительство центра, я этого предвидеть не мог.

На чем строится ваша работа в учреждении?

Нас учили в ВУЗе, а я учился в военном ВУЗе, фундаментальной вещи, которая помогает быть не только руководителем, но еще и по жизни идти — выделять главное от второстепенного. Задач всегда много, меньше их никогда не станет. Но умение сосредоточиться на тех вещах, которые, действительно, важные и перспективные впоследствии, наверное, эту мудрость усвоили все выпускники военной академии.

Владимир Михайлович, кроме руководства, вы еще и практикующий хирург. Как вам удается совмещать эти две профессии?

Мне это просто нравится. Это любимое дело, которое подпитывает мои определенные ресурсы. Пока получается это делать. Но я не готов сказать, что это какая-то эксклюзивная история. У меня есть масса примеров и моих учителей, которые, будучи руководителями крупных и разных учреждений, оставались прекрасными хирургами.

Яркий пример, о котором знают, наверное, все, – Лео Бокерия, выдающийся советский, российский кардиохирург, который, сколько я себя знаю, руководил Бакулевским центром, при этом он каждый день ходил в операционную.

Знаете, лучше быть играющим тренером. И с коллегами будет другое взаимодействие. Наверное, у нас в медицине специфика такая, что главный врач, на то и — врач, а не директор, не генеральный директор. И надо соответствовать.

Хотя, безусловно, хозяйственная часть важна. Она дает возможность на плаву держать учреждение. Но на это есть и соответствующие специалисты, которые занимаются своим делом. Благо у нас сформировалась хорошая команда: экономисты, бухгалтеры, снабженцы. У нас выстроена эта история. Так что пока все получается совмещать.

В операционную сейчас часто заходите?

Перед открытием онкоцентра удавалось это делать реже. Если в неделю два раза – это уже хорошо. А так стараюсь каждый день, но не всегда получается.

Владимир Михайлович, а как сложилось дальнейшая судьба обезьяны, после уникальной операции?

Ой, их там было, наверное, уже 20. Если мы говорим полностью об эксперименте. На то он и эксперимент. Их выводят из эксперимента через 40 дней. Мы посмотрели острую часть, животные выжили, мы посмотрели, как отреагировали органы, физиология. Свою часть работы мы выполнили.

Сейчас происходит научный сбор всех параметров. Ближе к осени мы подведем итог этой части эксперимента. Если он будет признан научным сообществом положительным, то мы перейдем к первой фазе клинических испытаний. Это будут уже люди – добровольцы, выбранные по определенным критериям и в соответствии со всеми протоколами. Все будет проходить на базе федеральной клиники. Так и появляются новые методики в лечении. Мы рады, что стали инициаторами в этом направлении.

Кроме экспериментов, чем занимается костромской онкологический центр?

Да, эксперименты — это хорошо. Но основной вид нашей деятельности – это лечебный процесс. И мы понимаем, что надо сосредоточиться на этом. На сегодняшний день мы, наверное, уже точно стали узнаваемы. Не только в профессиональном, но и во врачебном мире. И сейчас наша задача – закрепить наши уникальные компетенции. Для того чтобы, не скрою, мы могли рассчитывать на медицинский туризм. Потому что это то, что будет нас «кормить» и позволит вывести на другой уровень.

Несмотря на определенную местечковость, не побоюсь этого слова, сегодня мы понимаем, что можем многое показать из того, что наработали. К нам часто приезжают коллеги из столичных клиник, мы проводим совместные операции, мы развиваемся. Мы берем от них то, что заставляет нас быть лучше по определенным направлениям. Это взаимодействие очень важно. И мы хотим закрепиться на том профессиональном поприще, где уже успели добиться успехов.

У нас есть планы «войти» в перспективный центр, который разрабатывается сейчас на базе НМИЦ радиологии Министерства здравоохранения России, – национальный центр лечения пациентов с опухолями печени и поджелудочной железы.

У них есть все компетенции, но нет перфузии. Мы можем пациентов со всей страны в рамках этого центра оперировать у нас здесь и предлагать им эту методику. Сейчас это делать не стыдно.

К нам приехал пациент из Москвы, на следующей неделе приедет пациент из Барнаула, на подходе пациент из Ростова, на август уже записаны пациенты – мы выстраиваем поток пациентов. И это серьезно. Это высокотехнологичная процедура, ее нельзя каждый день делать. Сил не хватит. Но мы готовы поставить эту процедуру на профессиональный поток.

Кроме того, у нас есть сейчас новый аппарат искусственного кровообращения – прибрести его нам помогла администрация области и лично Сергей Константинович. Когда у нас прошла первая процедура, у нас состоялся личный разговор с губернатором, и я попросил помочь с этим аппаратом. Вот сейчас ребята будут его монтировать. Это новый качественный уровень. И мы хотим закрепиться на этом. Вот такие планы.

Владимир Михайлович, что значит для вас выражение «Ваша команда»?

Трудоспособная. Та команда, которой по силу справиться с теми задачами, которые перед ней стоят. В первую очередь, для этого команда и создается, чтобы решать сложные задачи. А нам нравится решать нетривиальные вопросы.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News